• gazetatula@tularegion.org
  • 300041, г. Тула, проспект Ленина, д. 46
  • Редакция: +7 (4872) 76-55-98
    Реклама: 8-953-199-00-04


 
Июньская забастовка 05.06.2020 08:02:00

Июньская забастовка

Мы продолжаем рассказ о том, как жили туляки сто лет назад. Источник информации – тогдашняя ежедневная газета "Коммунар", орган Советов г. Тулы и Тульской губернии и губкома РКП(б). Сегодня – о забастовке на Тульском оружейном заводе, произошедшей в июне 1920 года.


Опять не вовремя...

В прошлом году в наших публикациях а сайте в рубрике "История Тулы" мы не раз вспоминали слова В.И. Ленина о том, что "в Туле массы далеко не наши". Один из материалов - в двух частях  – содержал немало фактов, подтверждающих справедливость такой оценки. В ряд этих фактов можно поставить и события июня 1920 года.

Это была не первая крупная забастовка на ТОЗе. В публикации  на сайте от 1 мая 2019 г. мы вкратце рассказали о массовой забастовке в Туле, случившейся в начале апреля 1919-го: тогда вместе с оружейниками бастовали рабочие патронного завода и железнодорожники. Апрельская забастовка состоялась в тяжелый для Советской России момент Гражданской войны – в разгар наступления Колчака. Причиной стачки тогда послужили аресты меньшевиков и эсэров, пользовавшихся большим авторитетом у тульских рабочих.

На 3-й губернской конференции РКП(б) в мае 1920 г. вскользь упоминалось о "забастовках в заводе" (имелся в виду ТОЗ), происходивших со времени 2-й, февральской, губернской конференции РКП(б).

И вот в июне – новая масштабная забастовка на Тульском оружейном. И опять – не в самый удачный для советской власти момент Гражданской войны. В мае 1920 г. в Крыму генерал Врангель переформировал разбитые Красной армией Вооруженные силы Юга России в Русскую армию и в начале июня готовился к прорыву из Крыма (в начале июля ему удалось прорваться к Донбассу). 1 июня 1920 г. польские войска перешли в наступление против Красной армии и к 8 июня нанесли ей тяжелое поражение.


В праздник Всех Святых

Забастовка началась 6 июня, но о ее истинных причинах "Коммунар" в первые ее дни промолчал. 8 июня в газете появились лишь перечень применяемых властями репрессивных мер и пафосная статья Григория Каминского (о них мы расскажем ниже).

О том, как и почему началась забастовка, "Коммунар" рассказал только 16 июня, публикуя материалы о суде над ее зачинщиком – бывшим меньшевиком токарем Владимиром Николаевичем Бубновым.

"Бубнов В.Н. – личность незаурядная, – сообщала газета. – Развитой, явно мыслящий, по-видимому, профессиональный организатор стачек. Свидетели о нем в один голос утверждают: без него ни одна стачка не проходит. Человек, хорошо разбирающийся в тонкостях обвинения и умеющий их парировать ловким подбором обстоятельств и фактов".

Ну а далее – рассказ о начале забастовки:

"5 июня в Инструментальной мастерской, где работал Бубнов, был вывешен приказ об обязательном производстве работ в воскресенье, 6 июня. Рабочие просили работу в этот день отменить на том основании, что на воскресенье приходится праздник Всех Святых, но просьба их не была уважена".

Здесь необходимо пояснение. Праздник Всех Святых православные верующие отмечают в следующее воскресенье после Троицы. Поскольку приходился он на воскресенье, а воскресные дни в России были официально признаны выходными в 1897 г., в этот праздник оружейники не работали на протяжении десятилетий. Но дело даже не в дне отдыха: именно в Туле этот праздник был традиционно одним из самых почитаемых (престольный праздник кладбищенской Всехсвятской церкви), потому оружейники и просили отменить работу.


Развитие событий

6 июня первая смена инструментальщиков пришла на завод, но работу не начала.

"А когда старший контролер Подъемщиков стал уговаривать их приступить к работе, - рассказывает "Коммунар", – выступил Бубнов и заявил: "Как ни уговаривай, всё равно работать не будем", – прибавив: "Как тут работать, когда три дня не ел". (Хотя, как потом выяснилось, положение Бубнова было далеко не такое бедственное).

На следующий день Бубнов вновь фигурировал в качестве выразителя мнения неработающих. Когда рабочих спрашивали, почему они и в будни не работают, и разъясняли им, что вот так, не работая, никогда им не улучшить своего материального положения, Бубнов заявляет: "Работать всё равно не будем, пока не удовлетворят наши требования, не дадут муки, крупы, свинины", – и стал разъяснять, что у советской власти всего много, "только нас хотят уморить голодом". Кроме того, он оставался для агитации второй смены своей мастерской и ходил агитировать на Новый оружейный завод (ныне "Туламашзавод". – Н.К.)".

К инструментальщикам присоединились рабочие механической и других мастерских ТОЗа. Предприятие остановилось. Видимо, не остался в стороне и Новый оружейный.


"Изменников – в тюрьму"

– так озаглавил свое выступление на страницах "Коммунара" 8 июня председатель Тульского губкома РКП(б), председатель Тульского совета рабочих и красноармейских депутатов Григорий Каминский. В нем говорилось:

"Инструментальная мастерская оружейного завода снова дезорганизует и позорит военную промышленность Тулы. Воскресная смена инструментальной мастерской не приступила к работам. Утром в понедельник она продолжила свой наглый и преступный саботаж. Мало того, – злостные саботажники остановили работу в соседних мастерских.

Каждый день мы отправляем на Западный фронт (на советско-польский фронт. – Н.К.) новые отряды. Вся страна сейчас – осажденный лагерь. Все силы, всё напряжение отдано на войну и на труд.

Но этого напряжения нет в инструментальной мастерской и у многих рабочих и служащих оружейного завода. Вместо подъема промышленности, вместо усиленной выработки оружия в инструментальной мастерской ведется самая подлая черносотенная агитация, распускаются всевозможные слухи о прибывшей, спрятанной и нерозданной муке, мясе, выставляются неосуществимые требования. Прогулы, открытый и явный саботаж, трудовое дезертирство стало постоянным явлением инструментальной мастерской.

Оружейникам недавно было выдано по полтора пуда муки, им постоянно выдается красноармейский паек, оружейников снабжают лучше и больше, чем кого бы то ни было. Советская Россия кормит оружейников за счет остальных рабочих и крестьян. Но оружейникам этого мало, они требуют, чтоб им каждый месяц выдавали не менее пуда муки, они объявили выданные полтора пуда почему-то "жертвенными".

Требования инструментальщиков есть сплошное глумление и издевательство над рабоче-крестьянской страной.

С этим надо покончить".


Принятые меры

Руководящее указание – "с этим надо покончить" – тут же было принято к исполнению. В том же номере "Коммунара" от 8 июня опубликовано постановление Тульского губисполкома и президиума Тульского совета, предусматривающее:

"1. Принять по отношению ко всем лицам, виновным в срыве работ на Тульских оружейных заводах, как тягчайшим преступникам, наносящим удар в спину Рабоче-Крестьянской Красной Армии и срывающим дело обороны Советской Республики от нападения польских помещиков и капиталистов, самые репрессивные меры, вплоть до применения высшей меры наказания.

2. В целях срочного расследования и суда над преступниками создать Чрезвычайный революционный трибунал в составе председателя А. Кауля и членов М. Демидова и Илларионова".

Александр Кауль был руководителем Тульской губчека.

В "Коммунаре" от 9 июня – приказ коменданта Тульского укрепрайона Самсонова, которым оружейный и патронный заводы, Скобелевские и Суворовские казармы с прилегающими к ним улицами, тюрьма, концлагерь, район Губчека объявлялись на осадном положении. Вблизи этих объектов запрещались "всякое движение" и "скопление народа". Виновных в нарушении приказа – карать "по всей строгости законов осадного положения".

В этой же газете от 9 июня – приказ Ревкома Первых тульских оружейных заводов (т. е. ТОЗа и Нового оружейного):

"1. Всем рабочим, бросившим работу, немедленно к таковой приступить.

2. Все арестованные за преступный срыв работ предаются суду Чрезвычайного революционного трибунала и будут наказаны по всей строгости военного времени, как то: заключение в концлагерь на принудительные работы, отправка на фронт в распоряжение штрафных дезертирских рот, долгосрочное заключение в тюрьму. Наиболее злостные черносотенно-шпионские элементы – агенты польских белогвардейцев – к расстрелу.

3. Зарплата за дни забастовки выплачена не будет.

4. Не приступившие к работе немедленно лишаются всех продовольственно-продуктовых карточек".


"Полное спокойствие"

11 июня "Коммунар" опубликовал объявление по Первым тульским оружейным заводам от 10 июня 1920 г.:

"Настоящим доводится до всеобщего сведения:

1. Работа во всех мастерских заводов восстановлена и в заводе наступило полное спокойствие.

2. Злостные шпионско-черносотенные лица, срывавшие работу, Тулгубчека изъяты".

Сведений о том, сколько этих самых "злостных" лиц было "изъято", пока обнаружить не удалось. Забастовки на ТОЗе в первые годы Советской власти – тема столь же «неудобная», как и участие туляков в Гомельском мятеже, о котором мы недавно рассказывали в рубрике "История Тулы", и потому публикаций по этой теме очень мало даже в Интернете...

10 июня Чрезвычайный ревтрибунал приговорил к заключению в лагерь принудительных работ "на всё время войны с врагами Советской республики" 23 участника забастовки (их список "Коммунар" напечатал 12 июня). Это – лишь первый приговор, за ним последовали еще и еще.

Но, как оказалось, праздновать победу над забастовщиками большевикам было рано. 11 июня, в день выхода "Коммунара" с объявлением о "полном спокойствии", на ТОЗе прекратили работу и устроили митинг рабочие пулеметной мастерской...

Наталия КИРИЛЕНКО.

Продолжение следует.

На фото: Тульский оружейный завод. Фото 1900-х годов.

Опубликовано в газете "Тула" № 23 (280) 3 июня 2020 г.



Возврат к списку

Написать в редакцию