• gazetatula@tularegion.org
  • 300024, г. Тула, Бухоновский
    переулок, д. 10
  • Редакция: +7 (4872) 52-15-45
    Реклама: +7 (4872) 58-40-00; +7(953)199-00-04


 
Место, где все равны 16.05.2018 14:31:00

Место, где все равны

В поселке Плеханово есть цыганская община. Многие дети общины ходят в школу Центра образования №28. В этой школе как-то так все устроено, что цыганские и русские дети учатся вместе, избегая больших конфликтов. Возможно, мир и дружба между всеми народами на планете – утопия. Но тут ее без лишней философии воплощают в жизнь.

 Любопытство

Вдоль школьной ограды, на самом солнцепеке выстроились ирисы. Цветов пока нет, только зелень – сочная, в ровный рядок. А были тут аварийные деревья, рисковали в любой момент упасть…

В этой Плехановской школе 240 учеников, из них добрая треть, 75 человек, – дети цыган. Они зачастую приходят сюда целыми классами – из начальной школы, которая находится непосредственно в таборе. Бывает и так, что дети и родители из общины выбирают именно эту школу уже в первом классе. Вообще, почти в каждом классе учится хотя бы один представитель табора.

Директор ЦО Любовь Хрусталева в Плеханово живет всю жизнь, с цыганами давно знакома, а с их детьми – и подавно: преподавала у них на заре педагогической карьеры. Бывало, сталкивалась с тем, что даже в ее семье не все терпимо отнеслись к людям этой национальности.

Однако убеждения Хрусталевой поколебать сложно. Она утверждает: всех детей люблю, со всеми умею работать. Другое дело, что дети все разные, с одними легче, с другими сложнее, некоторым нужен особый подход.

− Учителя, которые работают в цыганских классах − уникальные люди, − говорит директор. − Побыть с этими учениками урок непросто: они хорошие дети, но бывают шумными, эмоциональными, ты им скажешь слово – они тебе уже десять в ответ. В эти классы пойдет не каждый учитель. Это доказательство определенной смелости.

Людмила Яковчук ведет у детей цыган физику:

− Физика – в принципе сложный предмет. Материал надо переработать, даже упростить. И еще - им нужно все потрогать руками. Пока руками не потрогают, не поймут, что это и зачем. Поэтому объяснение начинаешь с того, они уже знают, например, с природных явлений. Молнию видели? Видели. Что это представляет собой? А вот это и вот это.

Сложности возникают из-за того еще, что дети дома говорят на своем языке, а преподавание ведется на русском, так что ученики просто не знают некоторых слов, а тем более терминов, которые используются в ходе объяснения. Задача педагога – найти термину замену. Кроме того, для учеников из цыганских семей устраивают дополнительные занятия по русскому, чтобы помочь им лучше читать и писать, расширить словарный запас.

Учитель биологии и одновременно английского языка Наталья Куличева тоже говорит о том, как важно для учеников из цыганских семей практическая сторона дела.

− Они любят биологию: им нравится то, что связано с природой. Что такое береза, дуб, сосна – некоторые дети не знают этих слов. И вот выхожу на участок и объясняю, провожу экскурсию. Они любят экскурсии: здесь можно все потрогать.

Английский цыганам дается легко: они в школе учатся, считай, на иностранном языке. И тоже – с удовольствием говорят на темы, которые затрагивают их жизнь: семья, школа, профессия. В этом есть определенная логика: сложно говорить о городах и странах, где ни разу не был.

− У них есть жизненный опыт, и одновременно они любознательны по-детски, − говорит Любовь Хрусталева. − Со своей эмоциональностью, непосредственностью они могут такие вопросы задавать, к которым взрослые не готовы. Но при этом ни один из них не нагрубит учителю. Это у них в крови заложено – уважение к старшим.

 

Дипломатия

Директор показывает на телефоне фото, которое только что пришло по Viber: смуглые подростки на фоне музейных стендов, кое-кто щеголяет в касках и с винтовками. Это один из классов находится с экскурсией в местном музее.

Экскурсии, походы, праздники, трудовые «десанты», питание для многодетных семей – в ЦО 28 это для всех детей. И отношение к ним ко всем одинаковое. Такова политика, причем целенаправленная.

− Вы задали вопрос: есть ли конфликты? − почти с театральной интонацией восклицает Любовь Хрусталева, − А их надо предупреждать, уметь избегать. И мы, взрослые, не имеем права ошибаться, нужно найти способ не допустить конфликта… Спрашиваете у меня, нет ли конфликтов на перемене? А откуда им взяться? Мы танцуем вместе, в поход вместе, в амбулаторию вместе. Это сплачивает детей.

Со школьным автобусом отдельная история. Он возил на уроки детей из Барсуков, Хрущево, из деревень. А из табора не возил. В школу обратился барон (он, говорят, на все собрания ходит и всегда на связи с директором) и попросил: пусть и наших доставляют на транспорте. Община близко, можно дойти пешком. Но в школе даже не раздумывали: надо – значит, надо. Такая вот дипломатия. Скажете, нельзя на уступки всегда идти? Но школе труда немного, а мир и спокойствие сохранены.

 

Почти молитва

Свои особенности школа использует себе на пользу. Проект ЦО 28 «Мы – дети России», посвященный социальной адаптации детей-цыган, взял первое место на городском конкурсе. А фактически, школа рассказала не о чем-то эдаком, а о своей повседневной работе. О большой и кропотливой повседневной работе.

Один из руководителей проекта – десятиклассница Снежана Канц, умница и красавица, гордость школы. Одно из ее достижений, тоже отмеченное призом, уже областного конкурса – создание родового древа. И этим достижением школа гордится как своим. У цыган документов в старину не было, так что родословную Снежана восстановила по беседам с родными. И вот уже смотрят с фотографий начала 20 века бородатые мужчины в галифе, улыбаются черноволосые женщины в платках, сдвинутых на затылок. Снежана тоже улыбается − со сдержанным удовольствием, золотой кулон в виде женской головки с развевающимися волосами поблескивает у нее на груди:

− Мне кажется, мои родственники, если бы они меня узнали, гордились мною. Мало кто из нас помнит свои корни и сохраняет историю.

− Большинство цыганских девочек уходит из школы, не доучившись до старших классов, создают свои семьи. Как случилось, что у тебя все сложилось иначе?

− По линии папы в роду много украинцев и греков, у меня бабушка получила образование, она медик. И она старалась привить любовь к учебе своим детям, а мы с сестрой с них берем пример. Моя тетя окончила эту же школу с отличием, поступила в университет, она юрист, работает по специальности.

Девушка говорит, что учеба – главная ее цель на сегодняшний день. Но при этом и забывать родные язык и культуру ей не хочется. Она танцует в ансамбле «Ягори», созданном той самой тетей-юристом, и признается:

− Когда долго не виделась с родственниками, такая тяга одолевает! Хочется чего-то – пойти, потанцевать, попеть. Кровь берет свое.

В отличие от Снежаны Канц, спокойно смотрящей в объектив фотоаппарата, две мамы, которые пришли с нами поговорить, смущенно посмеиваются: к такому вниманию они не привыкли. У Иоланты (Юли) Валюк в школе учится дочь Ангелина, у Виктории Михай – в том же пятом классе сын Григорий. В один голос женщины повторяют: школа хорошая, учиться детям нравится, учителя прекрасные, кружки есть − танцы, городки, их кормят, они все мероприятия посещают. Первое место в конкурсе взяли, никто и не ожидал. Теперь и младшие дети берут пример…

− Не хотят только пятый, шестой класс, они хотят дальше учиться, образование получать, чтобы жизнь была нормальная в дальнейшем. Как надо, как у всех людей, − говорит Вика Михай.

И через некоторое время повторят эту мысль снова, как будто для того, чтобы не мы только услышали и запомнили, но и еще кто-то:

− Самое главное – чтобы в дальнейшем у нас все было хорошо, как у всех людей. Чтобы нас не отделяли. Ни на одном уровне. И чтобы по всем мире так было.

 

Дети и сложные вопросы

У пятого класса был урок математики. С первого шага мы ощутили: на нас смотрят в упор. Смотрят с огромным любопытством. Кто мы и что? Зачем пришли? О чем спросим? Любопытство не сдержанно-вежливое – откровенное.

Невозможно было не начать говорить с детьми. Мы спрашивали о том, что им нравится в школе, дружный ли у них класс, кем они хотят стать.

Отвечали все сразу, со всех сторон. «Я – строителем!», «Юристом буду», еще раз «юристом» и даже: «Президентом!».

− Что, прямо президентом России?

− Да, – уверенно кивает пятиклассник.

Заметим в скобках: если раньше, лет тридцать назад (согласно имеющимся данным) цыганские дети рассуждали, что хотят ничего не делать и быть богатыми, то теперь представления изменились: для того, чтобы быть богатыми, нужно иметь хорошую работу.

В конце мы попросили директора показать нам школу. Тут уютный уголок с мягкими диванчиками, там на стенах нарисованы тульские достопримечательности, а здесь вот я мечтаю создать музей старинных вещей. Любовь Хрусталева относится к школе в полном соответствии со своим именем. Она провожает нас, попутно рассказывая: раньше через двор ходил кто попало, но недавно установили новый забор и теперь ничто плохое детям не угрожает. Но уроки рано или поздно заканчиваются, и дети выходят за ограду. Ирисы слабо машут им листьями, прощаясь.

Татьяна МОТОРИНА

Фото Юрий НЕЧАЕВ



Возврат к списку


Написать в редакцию