• gazetatula@tularegion.org
  • 300041, г. Тула, проспект Ленина, д. 46
  • Редакция: +7 (4872) 76-55-98
    Реклама: 8-953-199-00-04


 
Проникновение в былое 15.08.2020 19:32:00

Проникновение в былое

15 августа отмечается День археолога – неофициальный профессиональный праздник археологов России, Белоруссии и Казахстана. Как приходят в эту профессию? Какие открытия ждут тех, кто заглядывают в прошлое? Чем, кроме раскопок, занимаются археологи? На эти и другие наши вопросы ответил старший научный сотрудник отдела археологии ГУК ТО «Объединение "Историко-краеведческий и художественный музей"» Сергей Зацаринный.

Всё начинается с детства

– Сергей Валерьевич, почему вы решили стать археологом?

– Эта профессия привлекала меня, когда я еще учился в школе – 30-й гимназии. А началось всё еще раньше – с коллекционирования монет. Свою первую монету – серебряные 3 марки кайзеровской Германии 1910 года – я нашел на улице Кирова, когда мне было пять лет. Многие мои одноклассники жили в Чулкове, в старинных домах, снос которых активно шел в 1980-е годы. Меня поражало, что почти в каждом доме когда-то была ремесленная мастерская: гармонная, скобяная… При сносе домов мы находили готовые изделия, заготовки, инструменты. Тогда и началось мое увлечение старинными предметами.

А потом к нам в школу пришел заведующий сектором археологии Тульского областного краеведческого музея (ТОКМ) Юрий Георгиевич Екимов: из разных учебных заведений он подбирал ребят для участия в археологической экспедиции на Куликовом поле.

Юрий Георгиевич стал моим первым учителем и наставником в профессии, и мы до сих пор работаем с ним в отделе археологии ГУК ТО «Объединение "ИКХМ"», которым он заведует.

– После этой экспедиции перед вами уже не стоял вопрос, кем быть?

– Да, решение было принято. Поступил на исторический факультет ТГПУ имени Л.Н. Толстого. В раскопках участвовал ежегодно, научился всему, что должен знать и уметь археолог: проведению полевых работ, обработке материалов, составлению отчетов. К пятому курсу получил свой первый Открытый лист – разрешение на право производства самостоятельных раскопок археологических памятников. Параллельно с учебой в вузе начал работать в отделе археологии ТОКМ и преподавать в школе. Учительство и работу в музее совмещал на протяжении 18 лет.

Фронт работы

– Изучением каких археологических памятников вы занимались?

– По собственным Открытым листам выявлял памятники археологии в Щекинском районе, один из них исследовал – поселение Карьер-1, памятник древнерусской металлургии.

Продолжил работы, начатые в районе Хомякова Владимиром Гриценко; выявил около двух десятков археологических памятников по берегам речки Халкелец, притока Тулицы.

Проводил археологические разведки по берегам Щегловского ручья в Туле, на территории бывшего села Щеглово. Выявлено пять памятников. Коллеги из "Куликова поля" потом проводили там раскопки. Там же копала три года назад и Липецкая экспедиция. Благодаря этим исследованиям мы можем сравнить материальную культуру позднесредневекового города и пригородного сельского поселения.

С Юрием Георгиевичем Екимовым исследовали Сорокино городище, где располагался позднесредневековый Алексин, и интересный многослойный памятник в Белевском районе – Каменка-1. Там есть материалы и бронзового, и железного века, и раннеславянского времени.

– Но, наверное, самыми значимыми были ваши работы в Тульском кремле?

– Осенью 2013 и на протяжении 2014 года проводились раскопки на месте нынешнего Музейно-выставочного комплекса и по трассам нескольких инженерных коммуникаций. Общая площадь раскопов составила более 700 квадратных метров. Самым сложным испытанием стали работы, проводившиеся в январе 2014 года в мороз около минус тридцати градусов. Работать приходилось с восьми утра до девяти вечера. Но всё, что было необходимо, мы сделали. В кремле были найдены десятки тысяч предметов. Индивидуальных находок – порядка пяти тысяч. Из более чем сорока моих опубликованных работ половина – по материалам исследований на территории кремля.

– К какому времени относятся найденные в кремле предметы?

– Есть предметы бронзового и раннего железного века. Есть находки, относящиеся к сельскому поселению XIV – начала XV века, находившемуся на левом берегу Упы. Благодаря этим находкам, мы можем открыть некоторые страницы догородского периода истории места, на котором сегодня находится Тула. Разумеется, большинство находок связаны со строительством кремля, его бытованием в качестве крепости и последующей его историей. Не менее интересны материалы и ХХ века, связанные с первой тульской электростанцией, находившейся в кремле, со стадионом – ведь это тоже страницы истории и кремля, и этих объектов, значимых для нашего города.

Находки

– Какие находки из "кремлевских" материалов вы считаете самыми ценными?

– Есть вещи, которые, может быть, не очень яркие для музейного показа, но довольно интересные для науки. Например, огнива-отвертки – многофункциональные орудия, использовавшиеся и как огнива, и как инструмент, необходимый для обслуживания кремневых ружейных замков; они датируются XVII веком. Или ударная гиря кистеня. До сих пор подобные кистени было принято относить к XIII-XIV векам, но наш, благодаря обнаруженной вместе с ним керамике, четко датируется XVI веком. Кстати, точно такой же кистень изображен в качестве элемента вооружения знатного воина на гравюре в книге С. Герберштейна «Сказание о Московии» (1556). Так что всё сходится!

– Какую из своих находок за всё время вашей работы вы считаете самой интересной и неожиданной?

– Деревянный пернач, чудом сохранившийся на дне погреба сгоревшей осадной избы в кремле. Пернач, или шестопер, – это холодное оружие ударно-дробящего действия, разновидность булавы. Наш деревянный шестопер, видимо, был статусным оружием для недоросля из дворянского сословия. Сегодня его можно увидеть в экспозиции музея археологии Тульского кремля.

Планы на будущее

– А какие раскопки вы планируете в ближайшем будущем?

– В ближайшем – никаких. Наверное, в течение ближайших пяти лет мне придется заниматься фондовой работой. Сегодня наш отдел археологии занимается обработкой и не только своих находок, но и материалов, переданных в музей другими экспедициями: липецкой, института археологии РАН. Это очень кропотливый и длительный труд, тем более при таком значительном объеме находок.

– В чем состоит эта работа?

– Она необходима для передачи предметов в музейный фонд. Это консервация найденных предметов, их научное описание. Большинство археологических предметов – фрагментарные, а мы по фрагменту должны установить, что это была за вещь. Зачастую первоначальное предположение о том, что это за предмет, оказывается ошибочным, а мы должны установить истину. Должны определить, к какому времени относится предмет. Этой работе нельзя научиться в институте, этот опыт, можно сказать, приобретаешь всю жизнь.

Беседовала Наталия Кириленко.

Фото предоставлены Сергеем Зацаринным.



Возврат к списку

Написать в редакцию