• gazetatula@tularegion.org
  • 300041, г. Тула, проспект Ленина, д. 46
  • Редакция: +7 (4872) 76-55-98
    Реклама: 8-953-199-00-04


 
Режиссёр Андрей Шилов: "В России сейчас высокий интерес к мюзиклам – люди подустали смотреть обычные спектакли" 11.12.2019 14:00:00

Режиссёр Андрей Шилов: "В России сейчас высокий интерес к мюзиклам – люди подустали смотреть обычные спектакли"

Вот и подходит к концу Год театра в России. Он принёс тулякам множество интересных премьер, весёлых вечеров и ярких впечатлений. Среди них – музыкальные выступления молодого тульского музыкального театра Gorizont Entertainment на городских мероприятиях и сцене ДК "Туламашзавод". Ранее мы уже общались с его режиссёром и создателем, Андреем Шиловым – после показа программы "Галерея мюзиклов 2.0", но теперь – более основательно: об истоках и творческих планах, сложностях профессии и состоянии культуры мюзиклов в России. 

Заниматься любимым делом

– Начнём с самого простого: почему всё-таки Gorizont?

– Горизонт – это такая точка где-то впереди, до которой никогда в жизни не дотянешься. Это своеобразный символ: нам есть, куда тянуться и куда расти. Отсюда и слоган театра: "Самая высокая точка над уровнем неба".

– Когда и почему вы решили создать собственный театр?

– Сама идея пришла в сентябре 2017 года. А само желание заниматься такой деятельностью появилось давно – когда я участвовал в других театральных коллективах схожего сегмента. Ни в одном из них мне не удалось полноценно развернуть свою идею и свой подход к работе. Произошли непреодолимые творческие разногласия, мои предложения не встречали положительной реакции, я занимался любимым делом не так, как хотелось бы, и стимул упал. Тогда я и принял решение создать свой собственный коллектив. 7 января 2018 года состоялась его первая репетиция.

– Не страшно было начинать с нуля?

– Когда своё – всегда проще. Ты сам ответственен за своё решение, сам принимаешь какие-то важные моменты, сам выбираешь направление деятельности коллектива. Это именно то, к чему я и хотел прийти. Да и опыт, который я получил в предыдущих группах, стал основой: я знал, как и что делать, как правильно и неправильно, чего вообще никогда делать не стоит. А дальше – свои ошибки, свои выводы, свой путь.


– Как подбирали актёров?

– В первую очередь я общался со многими представителями театральных структур, то есть с актёрами, вокалистами, актёрами-вокалистами – предлагал им поучаствовать в нашей деятельности. На момент начала Gorizont’а они были заняты либо в других проектах, либо – в свободном плавании. По большей части люди соглашались, потому что идея и формат интересные – им хотелось этим заниматься. В нашей первой постановке "Галерея мюзиклов" было шесть вокалистов, во второй – уже 22.

– Когда вашу первую постановку увидел зритель, как происходила работа над материалом?

– Первую "Галерею мюзиклов" мы показали уже 24 февраля 2018 года на сцене ДК "Туламашзавод". Это удалось сделать только благодаря тому, что в составе были люди, имеющие сценический опыт, то есть не пришлось тратить кучу времени на обучение. Да и сейчас мы работаем только с теми, кто умеет-знает-практикует, и не учим ничему с нуля – банально нет на это времени.

Мюзиклы для постановки подбирались по принципу мировой популярности – наиболее интересные зрителю, наиболее кассовые. Это "Нотр-Дам де Пари", "Призрак оперы", "Моцарт", "Бал вампиров", "Юнона и Авось", "TODD" и "Монте-Кристо". Из них мы выбирали самые узнаваемые песни и компоновали программу. А для "Галереи", которая проходила 23 ноября, мы уже проводили голосование среди зрителей и добавили мюзиклы, которые в Туле не показывали никогда ни в какой форме – "Бурлеск" и "Мамма Мия!".

– У вас есть профессиональное образование в этой сфере? Почему решили заниматься именно этим?

– Нет, никакого нет. Я – несостоявшийся преподаватель истории и права: отчислили с пятого курса, за две недели до госэкзаменов, за несерьёзное отношение к учебному процессу. Восстановиться пытался, но нет, не моё это.

В принципе, стезя именно творческого выступления всегда мне была интересна, потому что на сцене я – постоянно, с младшей школы: у нас был кружок любителей повыступать на сцене, и я принимал в нём активное участие. Потом – студенческие выступления разного рода вплоть до поездки на фестивали в другие города. А когда студенческая жизнь окончилась, пригласили в мой первый музыкальный коллектив – попробовать. Там мне стал более интересен формат именно мюзиклов среди всего сценического творчества. Плюс моё основное направление деятельности, источник заработка – организация и проведение развлекательных мероприятий. В общем, всё то, чем я занимался и занимаюсь, друг с другом смежно.

– А больше всего вам нравится: организовывать и режиссировать или играть?

– Сейчас, пожалуй, 50 на 50. На данном этапе становления коллектива я не могу оставить сцену как актёр, потому что пока остались роли незаменимые. Но мы стремимся к тому, чтобы максимальное количество актёров были взаимозаменяемыми. И когда появится та группа актёров, которые смогут заменить мои партии, я с удовольствием сяду в зал и буду заниматься именно постановкой.

Выжать из себя максимум

– Как строится ваше общение с актёрами? Насколько вы строгий командир?

– Все они – мои друзья, а не подчинённые, и любое взаимодействие по грядущим серьёзным и большим проектам мы обсуждаем небольшим кругом тех людей, чьё мнение мне важнее всего, – поскольку они имеют богатый сценический опыт.

Я никогда на актёров не кричу и не ругаюсь – у нас не та форма организации. Мы, объективно говоря, кружок по интересам, и люди, занимающиеся здесь, реализуют свой творческий потенциал. Я могу помочь им в чём-то. Моя задача – сделать так, чтобы человеку было на сцене комфортно: он должен полностью знать материал, чувствовать себя свободно и открыто. Если человек где-то "косякнул", я, конечно, не поглажу его по головке, но укажу на ошибку и, если он готов дальше с этим работать, будем исправлять. Хотя от "косяков" никто не застрахован – даже профессиональные артисты.

– А что чувствуете после того, как опускается занавес?

– Что надо развиваться, двигаться дальше, делать что-то по-другому. Мы сейчас сделали это вот так, а если будем показывать снова – постараемся, чтобы зритель увидел другое.

– Бывает ли такое воодушевление, что кажетесь себе супер-первоклассным режиссёром?

– Нет. Это не так, и никогда так не будет, поскольку, как я считаю, в творчестве нет пределов. Есть внутренние планки, которые человек сам себе ставит. Я этого не делаю – просто во время подготовки к очередному проекту стараюсь выжать из себя максимум, чтобы показать зрителю определённый результат. Если проект нашёл отклик, всё хорошо – значит, следующий надо сделать ещё лучше.


– Как реагируете на негативные отзывы, если они есть?

– Естественно они есть, – мы же не золотой червонец, чтобы всем нравиться! Есть негативные отзывы, замечания, но именно в этом и состоит рост любого коллектива и проекта. Я никогда не спрашиваю у людей, что было хорошо – это я и так знаю. Мне всегда интересно, что было плохо, чтобы именно над этими моментами работать. Если есть один плохой отзыв из 20 – это не повод что-то кардинально переделывать. А если 15 из 20 – это уже зона роста.

Мы никогда не сможем всем нравиться – это невозможно, да и не нужно. Я никогда и не расстраивался негативным отзывам. Если бы я был дипломированным специалистом с многолетней практикой и неимоверно профессиональными актёрами с 10-летним опытом и кучей дипломов и получил бы негатив – наверное, сказал бы, что зрители неправы, а я молодец. Как говорят – "век живи – век учись", вот я и учусь – только не в университете, а в деятельности. Да, на своих ошибках – но нельзя же всё время учиться на чужих.

– А смотрите ли чужие мюзиклы и спектакли? Какие любите больше всего?

– Я лучше 10 раз пересмотрю какую-то старую постановку либо музыкальный фильм, чем что-то выходящее сейчас. Я не говорю, что это – плохое, просто чисто физически я не всё могу воспринять, – тем более что касается современного искусства. Классика мне ближе всего.

Мой самый любимый мюзикл на данный момент – "Бал вампиров". Сюжет простейший, но постановка – шикарная, хореография – прекрасная, костюмы – великолепные, свет и декорации – на высшем уровне, игра актёров – я вообще молчу. После того, как посмотрел "Бал" вживую, еще минут 20 не смог сформулировать впечатления от восторга. Такого эффекта пока больше никакой постановке достичь не удалось.

Я считаю, что по крайней мере в нашем городе на данный момент большая часть зрителей и наша целевая аудитория более привычна к чему-то классическому. Соответственно, мы не можем творить только для себя – нас же оценивает зритель. А если мы пойдём в разрез с привычной потребностью зрителя – получим негатив, потому что нас не будут понимать. И 99% нашей группы также относятся к современному искусству. Любое произведение, которое уже ставили 150 раз, можно поставить в 151-ый так, что будет отличаться, и зритель увидит что-то новое. Вот это интересно.

– Тогда нужно ли вообще авторское видение, и каким оно должно быть, чтобы не отпугнуть аудиторию?

– Да, авторское видение безусловно нужно. Взять ту же самую "Галерею мюзиклов" – мы берём известные мюзиклы с известными персонажами, и в сюжетную линию персонажа нужно добавить что-то своё, но не перевернуть с ног на голову, а просто дать другой посыл. Именно в этом раскрывается многообразие одного и того же персонажа. Недаром в крупных постановках, где есть несколько составов, один герой в исполнении разных актёров выглядит по-разному. И люди ходят на один и тот же спектакль в разных составах, чтобы сравнить и проанализировать. К этому же стремимся и мы.

Работать над собой

– Насколько сложно сейчас пробиться молодому театру? Стремитесь ли вы к популярности?

– Очень сложно. Последние года, около 10 лет, театрал в России – как приговор. Назвать это полноценной работой нельзя, потому что работа предполагает зарабатывание денег. Нет, что-то зарабатывать, конечно, можно, но это будут копейки, несопоставимые с затратами. То есть никаким образом невозможно на начальных этапах, будучи молодым коллективом, пробиться куда-то наверх и получать большие деньги. К сожалению, нет. По большому счёту, всё решают деньги: можно показать обалденный, классно отрепетированный и супер-авторский проект, но без костюмов и декораций – и не выстрелить. Для хорошего показа нужно около миллиона рублей, если делать реально качественно.


Но нельзя всё делать только ради денег, важен контент – что показываешь людям и как. Мы сейчас всё делаем по мере наших сил, вкладывая свои средства. Всё зависит от тебя, и никто тут не поможет: если не получится – либо делай выводы и переделывай, либо заканчивай этим заниматься. Я, конечно, представляю определённые перспективы для своего коллектива и буду пытаться со своей стороны делать всё возможное, чтобы получить какую-то поддержку инвесторов.

– Было ли желание всё бросить?

– Бывало конечно. Поскольку мы опять же кружок по интересам, приходится очень многое тащить на себе: рекламу, организацию репетиций, договоры с залами, поиск костюмов, разговоры с авторами аранжировок и так далее. Большая часть объёма нашей деятельности сконцентрирована на мне. Кого-то я могу попросить помочь посильно, кому я доверяю, но опять же огромный массив информации и задач скапливается на мне. Когда сильно устаю, опускаются руки. Но для того, чтобы это победить, буквально несколько дней провожу с выключенным телефоном: меня никто не трогает, я занимаюсь своими делами, немного переключаюсь – и возвращаюсь опять к жизни, готовый продолжить заниматься всеми задачами одновременно. Конечно, я стремлюсь к распределению обязанностей, но не сразу и не сейчас. Если на актёров нагрузить очень много дополнительного, люди могут просто потеряться. Предпочитаю, чтобы актёры были актёрами.

– А как друзья и родственники относятся к вашему занятию?

– Положительно. Чем бы я не занимался, родители меня поддержат, потому что это выбрал я, и это мне нравится. Если я разочаруюсь в каком-то деле и перестану этим заниматься – я же сам его выбрал, никто меня к этому не подталкивал, и никто от этого не отговаривал.

– Как вы считаете, мюзикл – перспективное направление? В каком состоянии он находится среди российских зрителей в данный момент?

– Мюзикл сейчас на подъёме. Несколько лет назад именно в Россию зашло это движение и нашло очень широкий отклик. Европа и Америка, в общем-то, мюзиклов наелась, потому что эта культура там и зародилась, значительно раньше. В России же сейчас очень высокий интерес к мюзиклам, и в первую очередь это обусловлено потребностью: люди хотят нового, и, как мне кажется, подустали смотреть обычные спектакли, даже музыкальные. А в мюзиклах люди и танцуют, и поют, и играют – всё сразу.

Движение мюзиклов в России сейчас очень хорошо развивается – появляется очень-очень много хороших мюзиклов, причём не только от признанных величин жанра, таких как Московский Государственный Академический театр оперетты, Санкт-Петербургский государственный театр музыкальной комедии и всемирная организация Stage Entertainment, которая очень много мюзиклов привозит в Россию. Появляется множество постановок, созданных именно в России – разного формата и уровня. В общем, "движуха" растёт. Не знаю, сколько лет это ещё продлится, и через какое время и наши люди наедятся мюзиклов, но пока это работает достаточно хорошо и резкого спада точно не будет. Вопрос опять же контента: если человек, например, посмотрел три откровенно плохих мюзикла подряд – плохо поставленных или несерьезно написанных, – в целом интерес к жанру у него упадет. А если зритель постоянно получает качественную подпитку, он будет всё больше и больше интересоваться, ждать чего-то нового. Можно заниматься самообманом, обманывать друзей и актёров, но зрителя не обманешь никогда.

– Чувствуете ли вы себя тем, кто сможет помочь популяризировать жанр?

– Я один – нет. Что я могу один? Только быть актёром или режиссёром. Но у меня есть коллектив, который сможет – показать людям в Туле, а в последствии и по всей России, а может быть и дальше, что мюзиклы тульского уровня ничем не уступают признанным в мировом прокате произведениям. Просто это очень много работы – вот и всё. Но я не считаю эту цель недостижимой. Работать над собой и с собой в первую очередь – и всё будет.

Работать вместе

– Получается, вы планируете гастроли?

– Да, это вполне возможно. Сейчас, чтобы сделать полноценную выездную программу, например, из "Галереи мюзиклов", нужно кое-что подправить, добавить – доточить. Первое, что я хотел бы сделать – это проехаться по Тульской области, чтобы актёры получили опыт гастрольной деятельности. Мы один раз уже пробовали выезжать на гастроли – в Дубну. Всем понравилось, и я понял, что мы можем выезжать по крайней мере одним днём, продавать билеты, но просто нужно это "поставить на чуть более серьёзные рельсы", чтобы заниматься этим постоянно. Гастролей как раз не хватает очень многим тульским коллективам. Сидеть в Туле и показываться один-два раза в год – это хорошо, но это не развитие – делать, чтобы делать. Так что мы планируем гастроли, хотим их и работаем над этим.

– Считаете ли вы музыкальный театр делом всей своей жизни, окончательной профессией?

– На данный момент – да. Мне уже 27 лет, и я приблизительно уже могу на что-то в будущем ориентироваться. Собираюсь серьёзно заниматься этой деятельностью и выводить уровень кружка на уровень бизнеса. Я считаю, этим можно и нужно заниматься. Да, многие говорят, что это сложно – но ничего невозможного нет. Вопрос внутренней мотивации.


– И наконец – что посоветуете человеку, который хочет заняться чем-то подобным, но сомневается и боится?

– Скажу, что не надо в Туле больше ничего создавать – давайте работать вместе. У нас не такой большой город и не такое большое количество актёров, которые могли бы участвовать в этой деятельности – помимо нашего есть ещё два коллектива мюзиклов, и я считаю, что это, к сожалению, предел талантливой молодежи в Туле. Очень сложно найти того, кто реально может что-то делать, а не псевдо-звёзд, коих сейчас большинство.

Возможно, я не прав, но считаю, что в нашем городе лучше не дробиться на новые коллективы, а объединяться. Чем больше будет качественного контента, адекватных и здравомыслящих людей, которые делают правильные дела, тем больше будет КПД в плане поддержки. Да, безусловно, есть яркие индивидуумы, которые считают, что они сами со всем справятся, но мой опыт говорит, что это не так. В наше время всему нужна поддержка – не важно откуда. Когда человек – один и сам, он очень быстро достигает потолка, выше которого прыгнуть рычагов не хватает. Может наступить ступор, творческий кризис – и остановка деятельности. А когда есть много людей с разным видением – проще выйти из любого ступора. Так что я всегда готов к адекватному сотрудничеству.

Беседовала Надежда Ратуева.

Фото: Екатерина Коновалова.



Возврат к списку

Написать в редакцию