• gazetatula@tularegion.org
  • 300041, г. Тула, проспект Ленина, д. 46
  • Редакция: +7 (4872) 76-55-98
    Реклама: 8-953-199-00-04


 
Штрихи к портрету военного времени 17.03.2020 09:52:00

Штрихи к портрету военного времени

Мы продолжаем рассказ о том, как жили туляки сто лет назад. Основной источник информации – тогдашняя ежедневная газета "Коммунар", орган Советов г. Тулы и Тульской губернии и губкома РКП(б). Мы много рассказывали о мирной жизни туляков – сражений Гражданской войны в нашем городе не было. Говорили и событиях, связанных с войной: о том, как провожали на фронт коммунистические отряды, как в критический момент – когда деникинские войска подошли к южным границам Тульской губернии – в Тулу приезжали вожди Советской России: Троцкий, Калинин и другие.

Сегодня – продолжение военной темы. Напомним коротко об обстановке лета-осени 1919 года.

В мае-июне 1919 г. войска Красной армии были разбиты на Дону. 3 июля командующий белогвардейскими Вооруженными силами Юга России генерал Антон Деникин огласил "Московскую директиву" – план похода на Москву через Курск, Орёл, Тулу.

После этого в Туле был создан укрепленный район. Город и его окрестности в радиусе 30 км начали выполнять обязанности форпоста, выдвинутого перед Москвой. В конце августа – начале сентября реальную опасность представлял рейд конницы генерала Мамонтова в тыл Красной армии.

Деникинцы были остановлены красноармейцами к 20-м числам октября на линии Новгород-Северский — Дмитровск — Орёл — Новосиль (входивший тогда в состав Тульской губернии, ныне – в Орловской области) — южнее Ельца — Дон, а потом отброшены в ходе наступления красноармейцев.


Гражданская оборона-1919

В конце августа 1919 г. в "Коммунаре" была опубликована инструкция гражданам Тулы и ее окрестностей в случае налета неприятельских аэропланов.

Инструкцию подписали комендант Тульского укрепрайона Оськин, член военсовета Каминский, временно исполняющий должность начвоздухообороны Прокофьев.

Инструкция имела следующее содержание:

"Во избежание ранения осколками своих же снарядов, при обстреле нашими батареями самолетов, все граждане Тулы и окрестностей по сигналу (два пушечных выстрела с южной и два с северной стороны города; на пожарных вышках вывешиваются красные флаги, которые спускаются по окончании налета) должны прятаться по домам; всякое движение по улицам должно быть прекращено.

При ночном налете, дабы не дать неприятельскому летчику ориентироваться, предлагается гражданам принимать все меры к сокрытию своего жилья, для чего: по сигналу (пушечные выстрелы) немедленно во всех домах окна плотно завешиваются, чтобы свет не проникал наружу.

Освещение на улицах, фабриках, станциях тушится совершенно и не возобновляется впредь до особого распоряжения штаба внутренней обороны".

При чтении этой инструкции в памяти невольно всплывают кадры документальных фильмов времен Великой Отечественной – страшные картины бомбардировок мирных городов. Но в 1919-м всё было совсем иначе.

Авиация оставалась пока вспомогательным родом войск, не имевшим большого самостоятельного значения в столь маневренной войне, какой была Гражданская война в России. Еще сравнительно невелики были возможности самолетов, да и поддерживать должное состояние техники воюющие стороны не могли. Тогдашние аэропланы были недолговечными: фанерно-полотняные, с капризными двигателями и не очень надежной конструкцией, эти машины быстро становились непригодными: у них расклеивались швы, гвозди каркаса и шарнирные соединения расшатывались.

По данным современного исследователя Ю. Доронина, в июле 1919 г. в деникинской Добровольческой армии числилось 106 боевых самолетов, но реально воевать могли только 20. Перед боевым вылетом белогвардейцы снабжали свои самолеты, как правило, бомбами и агитационной литературой. Нередко летчики получали задание сбросить на врага бомбы вместе с листовками — дабы усилить силу убеждения.

Как правило, бомбы сбрасывались вручную, "на глаз" (прицелов не было) и с довольно большой высоты. Понятно, что при этом точности бомбардировки добиться было невозможно, к тому же и боезапас у самолетов того времени невелик (в среднем 50−80 кг), поэтому лишь в некоторых случаях бомбежка наносила действительно серьезный ущерб. Обычно это происходило, когда летчики бомбили большие и беззащитные населенные пункты. Возможно, именно поэтому в Туле решили подготовить инструкцию для населения в случае вражеского авианалета.

Но инструкция, к счастью, не пригодилась: налетов маломощной деникинской авиации на Тулу не случилось.


На трудовом фронте

В конце июля 1919 г. военный совет Тульского укрепрайона объявил трудовой призыв для строительства укреплений и рытья окопов.

От 18 до 45

В свободные от работы дни были призваны все служащие-мужчины в возрасте от 18 до 45 лет, "включая высший и низший технически-административный персонал всех учреждений и предприятий, за исключением рабочих". Освобождались от работ врачи, служащие в больницах, дежурные в аптеках, члены коллегий отделов Губисполкома, правлений общественных организаций. Нетрудоспособные должны были предоставлять справки от врачей.

Трудились с 11.00 до 16.45. Если в 11 часов утра шел дождь, работы отменялись. Но если осадки начинались во время работ, то работы продолжались.

Труд не был бесплатным: выдавалось 35 рублей в день и сверх того – 1 фунт хлеба (409,5 г).

За неявку на работы и несвоевременный уход с них виновные должны были подвергаться штрафу в 10 тысяч рублей или тюремному заключению на три месяца.

Первый день

27 июля, в первый день работ, на сборные пункты в Воронежские казармы (находились примерно на пересечении нынешних улиц Оборонной и Некрасова) и на Казенный винный склад № 1 (ныне Ликерка Лофт) собрались, по свидетельству "Коммунара", почти в полном составе служащие всех советских учреждений.

"Настроение среди пришедших на работы было очень хорошее. Все были бодры и веселы. Кое-где раздавались песни, смех, шутки и легкое подтрунивание друг над другом. Для некоторых это было новое и необычное явление в жизни, что и вызывало безобидное подшучивание их товарищей.

Резких упреков протеста против работ и отрицательных эксцессов совершенно не наблюдалось.

Однако этот день работ нельзя назвать удачным. Благодаря еще нетвердой организации дела, производилась чересчур медленная и отчасти бестолковая регистрация рабочих и очень долго не выдавались инструменты. Некоторым партиям, пришедшим в Воронежские казармы, пришлось ожидать выступления на работы около двух часов". А некоторым инструментов не хватило, и их отправили в винный склад.

С винного склада на работы отправили быстро, зато на месте работ "началась новая волокита с регистрацией работников, которая продолжалась около часа под проливным дождем и вызвала протест среди пришедших на работу".

По оценке "Коммунара", "работали быстро и дружно. Из разговоров работников видно, что большинство из них относится к работе сочувственно. Меньшинство – несочувственный элемент – был молчалив, но его можно было узнать по физиономиям. Эти люди с нахмуренными лицами смотрели исподлобья, значительно переглядываясь между собою и мимолетно перешептываясь, держались в стороне. К числу таких экземпляров принадлежали бывшие купцы и местные ”аристократы“. Они всячески избегали работы и со злой иронией поглядывали на усердно работавших сильных юношей".

По окончании работ хлеб раздали очень быстро, и это, по свидетельству газеты, "вызвало массу веселых шуток. ”На работу выгнать не спешили, а хлеб раздать поторопились“, – слышалось среди работников".

И еще один момент отметила газета: "Следует сказать об одном несколько странном явлении: почему не были привлечены к работам женщины? Сами они удивлены, а некоторые даже обижены тем, что их обошли".

В дальнейшем

Но потом, судя по публикациям в "Коммунаре", трудовой энтузиазм советских служащих угас. В конце августа 1919 года С. Вилин рассказывал на страницах газеты об очередных окопных работах, производившихся в воскресенье:

"Рядом с небольшой группой коммунистов работала по проведению проволочных заграждений большая партия советских служащих разных учреждений. И, несмотря на то что коммунистов было вполовину меньше,
33 человека, они сработали более чем в два раза по сравнению с тем, что сделала партия совслужащих в 80 человек".

В связи с угрожающей обстановкой военный совет Тульского укрепрайона объявил 31 августа, 1 и 2 сентября 1919 г. днями оборонительных инженерных работ. На работы мобилизовывались все рабочие и служащие предприятий и учреждений города с 18 до 45 лет.

2 сентября председатель Тульского губисполкома и губкома РКП(б) Григорий Каминский отмечал в "Коммунаре": "Советские служащие дают минимальную производительность окопных работ. Большинство из них занимается саботажем. Более того, вчера вместо 900 человек советских служащих на работы явилось только около 400".

Применялись ли к саботажникам жесткие меры наказания, пока установить не удалось.

 

Наталия КИРИЛЕНКО.

На фото: аэроплан деникинской Добровольческой армии. 1919 г. Фото с сайта watermelon83.livejournal.com

Опубликовано в газете «Тула» № 11 (268) от 11 марта 2020 г.



Возврат к списку

Написать в редакцию