• gazetatula@tularegion.org
  • 300041, г. Тула, проспект Ленина, д. 46
  • Редакция: +7 (4872) 76-55-98
    Реклама: 8-953-199-00-04


 
Штрихи к портрету военного времени - 2 22.03.2020 09:05:00

Штрихи к портрету военного времени - 2

Мы продолжаем рассказ о том, как жили туляки сто лет назад. Основной источник информации – тогдашняя ежедневная газета "Коммунар", орган Советов г. Тулы и Тульской губернии и губкома РКП(б). В Туле не было сражений Гражданской войны, но война накладывала серьезный отпечаток на жизнь города.

 

"Недопустимое явление"

В Туле имелись военные госпитали, оставшиеся со времени Первой мировой войны и продолжавшие действовать во время войны Гражданской. И в качестве героев публикаций в "Коммунаре" иногда появлялись красноармейцы, находившиеся на излечении в этих госпиталях.

В небольшой заметке под названием "Недопустимое явление" в одном из июньских номеров газеты за 1919 г. говорилось:

"Часто наблюдается, что раненые красноармейцы ходят по улицам и просят милостыню, как у прохожих, так и под окнами. Когда у них спрашивают: "Неужели вам не дают хлеба?" - они отвечают, что не получают хлеба иногда по три дня, не дают им также горячей пищи.

Подобное явление чаще всего наблюдается в Чулкове.

Не мешало бы расследовать, на самом ли деле раненые красноармейцы ничего не получают или же распускают ложные слухи, чтобы успешнее попрошайничать".

Было ли расследование и чем оно окончилось – установить не удалось, но заметок на эту тему в "Коммунаре" больше не попадалось.

 

"Дайте свету!"

Пациентам госпиталей требовалась также и пища духовная. В августе 1919-го "Коммунар" опубликовал письмо М. Никифорова, озаглавленное "Дайте свету!":

"Мы, больные красноармейцы, находящиеся на излечении в числе более 300 человек в Туле в лазарете № 1, просим наших товарищей, в ведении которых находится культурно-просветительное дело, позаботиться об нас и доставить нам литературы, т.к. у нас не имеется газет. Агитаторы, которые могли бы пробудить в нас настоящую идею советской власти и вселили бы будущий социализм, нас не посещают".

Через три недели на страницах газеты появился ответ начальника политико-просветительного отдела Тулгубисполкома Русанова, который пояснял: "1-й лазарет считается заразным и потому не может посещаться агитаторами". Что касается литературы, то за ней предлагалось прислать сотрудника лазарета в книжную экспедицию – в дом № 27 на улице Свободы.

 

Хлеб и мясо на грязном снегу

Осенью 1919 – весной 1920 гг. Тулу охватила эпидемия тифа, в январе 1920 к ней добавилась вспышка холеры; была введена санитарная диктатура. Тем не менее, имела место картина, представленная в письме В.П. Хомякова, опубликованном в "Коммунаре" в конце января 1920 г. :

"Я служу на Курском вокзале (ныне – Московский вокзал. – Н.К.), где мне часто бросаются в глаза груды мяса и вороха хлеба, лежащие безо всякой подстилки на снегу, загрязненном испражнениями как людей, так и бродячих собак.

Вдобавок это продовольствие: хлеб, мясо, вобла, овес – представляет из себя обильную жатву для целых стад голодных крыс, набежавших из соседних пакгаузов и других железнодорожных помещений.

Неужели на станции Тула Московско-Курской железной дороги не нашлось подходящего помещения или даже просто загона для хранения продовольствия, предназначенного нашим красным героям, отправляющимся на фронт?

Товарищи, мы снова допустим, чтобы на горизонт опять выплыла пресловутая поговорка: мол, солдат не собака – всё пожрет, так ярко фигурировавшая во времена кровавого Николая. Необходимо прекратить такое обращение с продуктами".

 

Неделя фронта

11 января 1920 г. в "Коммунаре" была опубликована статья наркома по военным и морским делам, председателя Реввоенсовета РСФСР Льва Троцкого "Готовьтесь к неделе фронта".

В ней Троцкий сообщал, что 21 января в Советской России открывается неделя фронта. Приведем выдержки из этой публиации.

"Наш фронт победоносен на всём своем протяжении в несколько тысяч верст, – оценивал ситуацию нарком. – … Наступило холодное время. Всё толще становится пласт снега, всё труднее приходится пехотинцу, кавалеристу и артиллеристу. В разных частях фронта перебрасываются из неприятельского лагеря эпидемические болезни. И, несмотря на это, красный фронт сохраняет свою стойкость, наступает, бьет врага, побеждает. Нам не удалось закончить боевую работу до зимы. Надо приложить все силы, чтобы покончить с ней до весны, до ростепели и распутицы. Для этого нужно поддержать, усилить, подкрепить фронт".

Скажем сразу, что "боевая работа" затянулась на гораздо больший срок. Лишь к концу ноября 1920 г. Красной армии удалось одержать окончательную победу над войсками Врангеля; только в марте 1921-го завершилась война с Польшей.  

А пока, в январе 1920 г., была объявлена неделя фронта – по определению Троцкого, "неделя мобилизации всего тыла для действенной помощи нашим бойцам".

Содержание Недели фронта нарком видел в следующем:

"Первая забота – о раненых и больных [красноармейцах]. Им первая помощь и первая ласка. Теплое белье, книги, газеты – в лазареты, на эвакопункты, на фронт.

Самым важным и самым ценным подарком на фронте будут новые пополнения. На этом вопросе не только военкоматы, но и вся советская власть должна сосредоточить свое внимание. Нигде не задерживать ни на один час принятых по поверочному сбору, всех направлять в запасные части. (Поверочные сборы – это периодические сборы, имеющие целью фактическую поверку наличности запасных воинских чинов и физической их годности к службе. – Н.К.) Удвоить, утроить работу в запасных частях. Оттуда должны выходить образцовые маршевые роты. Во время недели фронта они должны широким потоком влиться в поредевшие ряды.

Необходимо усилить работу с теми, кто покинул фронт. Комиссии по борьбе с дезертирством при содействии всех советских органов должны до 21 января извлечь шкурников отовсюду, где они укрываются, и сосредоточить их в штрафных частях.

Ни один гражданин не должен остаться в стороне от недели фронта".

 

Что делать?

Рядом со статьей Троцкого было опубликовано разъяснение по проведению недели фронта.

Поголовное участие граждан в неделе фронта предполагалось обеспечить за счет денежных и вещевых пожертвований.

Предусматривались следующие меры:

- кружечный сбор денег на улицах, в театрах, кинематографах и прочих увеселительных и культурно-просветительных собраниях;

- устройство концертов и спектаклей с отчислением денег в фонд недели фронта;

- в советских и общественных учреждениях провести денежные сборы по подписным листам;

- на фабриках и заводах производить отчисления части заработка.

А вот уже совсем идеалистическая и потому абсолютно невыполнимая установка:

"К сборам на нужды фронта нужно привлечь всё население как города, так и деревни без всякого на то принуждения, но чтобы всякий жертвовал всё, что может, например: одна пара ботинок, одна пара носков, одна пара белья, одна овчина, одна пара валенок, 2-3 фунта муки, 3-5 фунта картофеля, творог, сметана и т.д." (1 фунт = 409,5 г).

И – строжайшее предписание: "Оружие и патроны отбирать принудительно".

 

Распределение

Всё собранное должно было разделяться на три категории:

- скоропортящиеся продукты: сметана, творог, яйца, масло и т. п.;

- хлеб, сухари, мясо, дичь и домашняя птица;

- обмундирование, снаряжение, белье и оружие.

Скоропортящиеся продукты местные власти должны были передавать в лазареты и детские приюты.

Хлеб, муку и мясопродукты – направлять для усиления питания больных и раненых красноармейцев.

Одежду и оружие – передавать в военкоматы.

Деньги – перечислять в Народный банк на счет фонда недели фронта.

 

Тульские особенности

Неделя фронта планировалась с 21 по 28 января, но 29 января в "Коммунаре" сообщалось: "В силу ряда причин у нас задержалось проведение этой недели, имеющей столь важное значение". Причины в газете не назывались, но говорилось, что "подготовительная работа идет вовсю. Подготавливается ряд лекций и чтений-докладов".

В числе тех, кто первыми, еще до официального начала недели фронта, решили перечислить в фонд недели однодневный заработок, были сотрудники Тульской губчека, железнодорожные рабочие и служащие губотдела печати.

С 30 января по 30 марта решением губисполкома и горсовета в Туле и губернии была объявлена продовольственная, транспортная и санитарная диктатура (собственно санитарную диктатуру в связи с эпидемией сыпного тифа объявили еще 17 января). В решении объяснялось, что борьба с продовольственным кризисом и эпидемией требует четкой работы транспорта, а железнодорожный транспорт был "расстроен и расшатан".

Видимо, по той же причине в Туле была объявлена неделя не просто фронта, а неделя фронта и транспорта. Началась она 10 февраля. Комиссия, созданная для ее проведения, базировалась в здании губвоенкомата, в бывшем Доме губернатора на улице Свободы. Называлась эта комиссия Губкофронтранспорт; председателем ее был назначен Василий Игнатов.

 

Что сделано

Судя по публикациям в "Коммунаре", неделя фронта и транспорта проходила в Туле и губернии весьма активно. Во время недели и практически до конца февраля публиковались отчеты о перечислении денег, пожертвованиях вещей и продовольствия.

Приведем только несколько фактов.

Работники практически всех тульских предприятий перечисляли в фонд недели однодневный заработок. (Видимо, в добровольно-принудительном порядке; те, кто жил при советской власти, помнят подобные акции).

13 февраля в "Коммунаре" сообщалось, что денежные сборы уже составили почти полмиллиона рублей (для сравнения: в начале 1920 г. средняя месячная зарплата рабочего в Петрограде составляла 7000 руб., в Туле, возможно, меньше); собрано свыше 5 пудов муки, более 14 пудов хлеба, 171 пуд сахара, пуд рыбы и другие продукты (1 пуд = 16,38 кг).

На общем собрании 1-й тульской команды выздоравливающих раненых решено было отчислить 25% месячного жалованья в фонд недели; сдать Губкофронтранспорту все деньги, отобранные у картежников; в течение месяца отчислять 1/8 фунта хлеба от ежедневного пайка.

Губкофронтранспорт разрешил Пролеткульту, органам образования и культурным организациям с 10 по 17 февраля повысить цены на все платные мероприятия (спектакли, кинопоказы, вечера танцев и т. д.) на 50%, чтобы эти 50% перечислялись в фонд недели фронта.

Немало удалось сделать в транспортной сфере. На тульских станциях ударными темпами разгружались товарные поезда, до этого простаивавшие без разгрузки длительное время, освобождались от залежей грузов складские помещения, пути расчищались от снега. Львиную долю этих работ выполнили красноармейцы частей, находившихся в Туле.

Патронный завод взялся производить в своих цехах мелкий и средний ремонт сломанных паровозов; добровольцы из числа рабочих записывались на эти работы как на сверхурочные.

Наталия КИРИЛЕНКО.

На фото: Дом губернатора на улице Свободы в Туле. Фото начала ХХ в. В этом здании, сохранившемся до наших дней, в феврале 1920 г. находились губернский военкомат и комиссия по проведению недели фронта и транспорта.

Опубликовано в газете "Тула" № 12 (269) от 18 марта 2020 г.



Возврат к списку

Написать в редакцию