• gazetatula@tularegion.org
  • 300041, г. Тула, проспект Ленина, д. 46
  • Редакция: +7 (4872) 76-55-98
    Реклама: 8-953-199-00-04


 
Случайный выстрел и охота на рыб 04.03.2021 18:30:00

Случайный выстрел и охота на рыб

Мы продолжаем рассказ о том, как жили туляки сто лет назад. Источник информации – тогдашняя ежедневная газета «Коммунар», орган Советов г. Тулы и Тульской губернии и губкома РКП(б). Сегодня – о нелепом трагическом случае, который произошел в Зареченском райкоме РКП(б) 30 июля 1919 г. И не только о нём…

Похороны

3 августа 1919 г. газета «Коммунар» сообщила, что 1 августа состоялись похороны «тов. Овчинникова, члена РКП Зареченского района, убитого неосторожным выстрелом».

Прощание с покойным прошло в 6 часов вечера в здании райкома партии, и полседьмого «печальная процессия тронулась к кладбищу. Без попов, зато с караулом из районной роты коммунистов. Кто жил бойцом, бойцом должен отойти в землю».

Далее в «Коммунаре» следует несколько странное на сегодняшний взгляд описание похорон:

«Гроб опустили… Тяжко, больно. Но и бодро. Выступают с речами. Первый – т. Порохов. ”Покойный вырван мною из нашей семьи, – говорит он. – Полный сил и энергии, товарищ Овчинников убит нечаянным выстрелом из винтовки“».

Получается, убийца говорил надгробную речь? Ответ на этот вопрос был дан в «Коммунаре» через день.

Как это было

5 августа 1919 г. газета опубликовала «Письмо к товарищам коммунистам» того самого М. Порохова. Это письмо мы приводим полностью:

«Дорогие товарищи, 30 июля с. г. в Зареченском районном комитете РКП(б) нечаянным выстрелом из винтовки я застрелил нашего дорогого Николая Овчинникова.

Николай Овчинников был мой лучший друг, я познакомился с ним в 1917 году. Тогда он только что вступил в нашу семью коммунистов. Овчинникову было 22 года, он был лучшим работником Зареченского района (видимо, имеется в виду всё же Зареченского райкома партии либо Зареченской парторганизации – Н.К.): молчаливый, энергичный, преданный революции, он честно исполнял возлагаемые на него обязанности. Он был секретарем Бюро ячеек при Тульских оружейных заводах. Вот такого товарища не стало в нашем районе. Я его вырвал из наших рядов. Дело было так.

30 июля, около 3 часов, т. Овчинников пришел ко мне в комитет и принес списки товарищей, выбывших из оружейного завода по сбору 200 000 пудов хлеба (т.е. коммунистов, включенных в состав продотрядов, занимавшихся продразверсткой – Н.К.). Я его поблагодарил за помощь в моей работе, и мы стали обсуждать анкету для учета коммунистических ячеек на местах.

Покончив с этим вопросом, я встал. В углу стояли винтовки, одна из них была заряжена, а три не были заряжены. Я взял ту, которая была без штыка, и, зная, что она не заряжена, вышел на середину комнаты, смахнул ее сверху от пыли и стал производить приемы на плече.

Тов. Овчинников сидел против меня и смотрел, улыбаясь. В комнате, кроме нас, были еще тов. Филин, машинистка и тов. Пушкина.

Тов. Овчинников, обращаясь ко мне, спросил: «Новая винтовка?» «Новая», – ответил я и, взяв ее на руку и смотря на него, взвел курок. Он засмеялся. Я начал в него прицеливаться и спустил курок. Каков же это был ужас, когда раздался выстрел и тов. Овчинников, убитый наповал, остался сидеть в том же положении, в каком он и был, и лишь немного склонил голову, не издавши ни одного звука.

Вот при каких обстоятельствах погиб лучший работник нашего района.

Товарищи, много жертв было в наших рядах, случайных и неслучайных. Потеря наших товарищей ослабляет наши ряды. После каждой потери мы утраиваем наши силы, так утроим их и после смерти дорогого нам товарища Овчинникова.

Прости меня, дорогой товарищ!

Вечная память тебе, стойкому борцу за коммунизм!»

Обошлось без наказания?

Трудно поверить, что, доверяя оружие – пусть даже и членам райкома РКП(б) – вооружаемых не инструктировали, как с оружием следует обращаться. Трудно поверить, что вполне взрослый человек сам не понимал, что нельзя целиться из винтовки (пусть и вроде бы не заряженной) в другого человека, в своего лучшего друга, да еще и нажимать на курок… И вместо слов раскаяния – «после каждой потери мы утраиваем наши силы»… Вот уж поистине: «Гвозди б делать из этих людей: крепче не было б в мире гвоздей» (хотя советский поэт Николай Тихонов, как ни странно, написал в 1919-1921 гг. эти строки вовсе не о большевиках, а о британских моряках. Время было такое – оно ковало гвозди из людей, находившихся по разные стороны баррикад). С другой стороны, искренних, идущих от души слов раскаяния М. Порохова тогдашний «Коммунар» мог бы и не напечатать.

… Как бы то но было, но уголовного кодекса в Советской России в то время не имелось. Суд и трибунал выносили приговоры «по понятиям». Кстати, в «Коммунаре» не удалось найти информации о том, судили М. Порохова или нет. Может, и не судили – он же не нарочно убил товарища. Может, судили и оправдали…

Верный ленинец

И на партийной работе Порохова оставили. Упоминание о нем удалось найти в книге «Очерки истории Тульской организации КПСС» (Тула, 1967). Здесь приведена фамилия без инициалов, но вряд ли в Зареченском райкоме РКП(б) в 1919-1920 гг. работали одновременно два Порохова.

В книге говорится о Порохове в связи с мощной забастовкой на Тульском оружейном заводе, случившейся 6-11 июня 1920 г. (о ней мы подробно рассказывали в «Туле» в номерах за 3 и 17 июня, 1 июля 2020 г.). Забастовка была жестко подавлена, около 600 человек арестовано.

Необходимо отметить, что Зареченский райком РКП(б) был в то время самым неблагонадежным в тульской партийной организации. Он являлся оплотом «рабочей оппозиции», которая даже после поражения на 3-й губернской партконференции в мае 1920 г. продолжала сохранять свое влияние (а возможно, и большинство) в Зареченской районной партийной организации.

И, как рассказывается в «Очерках истории…», «выяснилось, что некоторые ”коммунисты“ Зареченской организации оказались арестованными как участники забастовки. Когда начались волнения рабочих завода, Зареченский РК вызвал повестками коммунистов на собрание в РК, оставив завод на произвол смутьянов (источник информации – документы Центрального партийного архива Института марксизма-ленинизма. – Н.К.).

Пленум губернского комитета РКП(б) 9 июня обсудил положение на ТОЗе. В принятом решении отмечалось, что Зареченский райком партии неработоспособен, не в состоянии наладить партийную работу на оружейном заводе, не смог создать железной дисциплины среди коммунистов района, а это усиливало разложение рабочих и облегчило шкурнически-мещанским элементам толкнуть часть рабочих на позорную и преступную стачку.

Губком указал, что в основе неработоспособности Зареченского РК партии ”лежало уклонение большинства РК от правильных коммунистических взглядов на роль и строительство партии“».

Пленум губкома постановил: распустить Зареченский райком, назначить временное бюро Зареченского РК партии, в состав которого избрать пятерых товарищей, в том числе и Порохова (источник информации – тот же).

Так что, как видим, Порохов являлся верным ленинцем. Возможно, поэтому он избежал наказания и остался на партийной работе.

Когда охране делать нечего…

А вот еще факт насчет обращения с оружием отдельных представителей вооруженного народа. В одном из июльских номеров «Коммунара» в том же 1919 году была опубликована возмущенная заметка рабочего литейной мастерской Нового оружейного завода (ныне «Туламашзавод») Чулина под названием «Дорогая забава», в которой говорилось:

«Теперь, когда Советская Республика ведет напряженную борьбу с империалистами и буржуазией, мы должны беречь каждый патрон, чтобы до конца выдержать эту трудную борьбу с врагами революции.

Но есть люди, которые совершенно не считаются с настоящим положением и попусту тратят патроны. И это делают граждане, которым власть поручила ответственные должности.

Так, на Чугунном мосту близ сахарного завода железнодорожная охрана от безделия занимается бесцельной тратой патронов, выстреливая рыбу, плавающую в реке Упе и наводя ужас на проходящих и окрестных обывателей.

К чему же после этого сводится наша работа на оборону Советской России? Неужели к тому, чтобы доставлять средства для забавы охранников?»

НАТАЛИЯ КИРИЛЕНКО.
ФОТО: ЕКАТЕРИНА КОНОВАЛОВА.

На фото: В доме № 26 по улице Октябрьской, где сегодня находится Тульский экзотариум, в 197-1930 гг. размещался Зареченский райком РКП(б) (с 1925 г. - ВКП(б)). Здесь 30 июля 1919 г. произошло трагическое событие.

Опубликовано в газете "Тула" № 9 (319) от 3 марта 2021 г.


Возврат к списку

Написать в редакцию