• gazetatula@tularegion.org
  • 300024, г. Тула, Бухоновский
    переулок, д. 10
  • Редакция: +7 (4872) 52-15-45
    Реклама: +7 (4872) 58-40-00; +7(953)199-00-04


 
«Вот это наш товар!» 11.06.2018 08:14:00

«Вот это наш товар!»

Нынешние свадебные традиции хорошо известны всем. А вот какими они были в середине позапрошлого века?


В 1861 году в «Тульских губернских ведомостях» было опубликовано исследование Глеба Соколова «Этнографический взгляд на казенных крестьян Тульской губернии». В нем содержится довольно подробный рассказ и о свадебных обычаях той поры. Собственно венчанию и свадьбе предшествовало еще множество «мероприятий», о которых мы и расскажем сегодня нашим читателям.

Вначале необходимо пояснить, что казенные (государственные крестьяне – это особое сословие крестьянства в России XVIII–XIX века, численность которого в отдельные периоды доходила до половины земледельческого населения страны. В отличие от помещичьих крестьян они считались лично свободными, хотя (до отмены крепостного права) и прикрепленными к земле; они жили на государственных землях и платили подати в казну.

А теперь – о предсвадебных обычаях середины позапрошлого столетия, бытовавших у крестьян.


Сватовство

Если родители парня подобрали для своего сына подходящую кандидатуру будущей жены, то отец жениха приходил к крестному отцу невесты (реже – к какому-либо еще ее родственнику) и просил его быть сватом-сходатаем, то есть тем человеком, который пойдет сватать девушку.

Придя в дом невесты, сват-сходатай должен был сесть к печке на приступок – и тогда все тут же понимали, с какой целью он явился.

Сразу родители невесты никогда не давали согласия, и свату приходилось исполнять свою почетную миссию до трех раз.

Если родители невесты считали партию выгодной, то просили прийти свата с отцом жениха. Во время этого визита стороны договаривались, сколько денег жених должен дать невесте на свадебный наряд, каким будет приданое. Постельные принадлежности обязательно должны были быть от невесты. По окончании уговора пили вино, принесенное отцом жениха, и решали, «когда быть запою».


Обязательное блюдо – курник

Слово «запой» полтора века назад имело не только отрицательное значение, свойственное ему в наши дни.

В словаре В.И. Даля читаем: «Запой невесты – запоины, запойка, пропой, заручины; пирушка между своими, запивают просватанную невесту. Запить девку, пропить, сговорить, запитая девка, просватанная. Запита (девка) – продана».

В назначенный для запоя день в доме невесты собиралась вся ее родня, а со стороны жениха приходили его родители, брат и кто-нибудь еще из самых близких родственников; эти гости привозили вино и всю холодную закуску, в том числе обязательный для данного обряда курник – круглый пирог, начиненный курицей и кашей.

Приехавших от жениха у ворот встречали родители невесты. Войдя в избу, все садились, причем женихова родня – в переднем углу. Посидев немного, вставали, зажигали перед иконой свечу и молились Богу.

Затем стол накрывался скатертью, привезенной от жениха. Отец невесты приглашал за стол женихову родню; потом рассаживались родственники невесты.

Сват-сходатай, разрезав курник и положив перед каждым по куску, начинал потчевать – угощать всех вином.

Первый стакан он подносил отцу жениха со словами: «Откушай, сватушка!» А тот ему отвечал: «Сам выкушай, сватушка!». Тогда сходатай произносил «тост»: «Ну, что задумали-загадали – дай Бог провести в корысти, в радости!» – и выпивал вино. Нужно пояснить, что слово «корысть» здесь тоже не имеет сегодняшнего отрицательного смысла: полтора века назад оно означало также «добыча, выгода, польза».

И вновь сват-сходатай подносил вино отцу жениха, и снова тот отказывался, велел вначале угостить сватушку и сватьюшку – родителей невесты. Они пили, с тем же самым пожеланием.

Опять следовал подход к женихову отцу, и тот указывал на кого-либо из родственников невесты. Так продолжалось до тех пор, пока сходатай не перепотчевывал вином всю невестину родню. И лишь потом вино выпивали родные жениха, начиная с отца и матери.

После этого на стол подавалась закуска, привезенная от жениха.


Явление невесты

Всё это время невеста, одетая в свои лучшие наряды, вместе с несколькими девушками-подружками находилась в другой избе, а если не было другой избы – то на печи или на полатях.

Закусив, родители жениха говорили отцу и матери невесты: «Ну, сватушка и сватьюшка, покажите нам свой товар».

Мать невесты одаривала всех приехавших от жениха платками, полотенцами, рубахами – в зависимости от достатка семьи. Подарки подносились на блюде. Родственники жениха отдаривались деньгами.

После этого родители жениха говорили: «Мы этим товаром недовольны, покажите нам товар живой». Тогда все невестины подруги по очереди подходили к столу, кланялись отцу и матери жениха, последнюю целовали, но в ответ звучало: «Это не наш товар!»

Наконец после всех подруг подходила невеста, кланялась, тоже целовала будущую свекровь. Родные жениха вставали и говорили: «Вот это наш товар!»

Сват-сходатай давал невесте в руки стакан, и она угощала вином всех по очереди, начиная с родных жениха. Те отказывались пить, предлагая ей вначале угостить свою родню. «При потчевании невеста перед каждым кладет земной поклон и лежит на земле до тех пор, пока потчуемый не выпьет вино». Необходимо пояснить, что при земном поклоне нужно было встать на колени и коснуться лбом земли.

Обнеся всех вином, невеста уходила, а ее подруги оставались и вместе с другими женщинами пели песни и плясали. Родные жениха продолжали сидеть за столом, и когда всё съедалось и выпивалось, вставали и говорили: «Ну, сватьюшки, пора гостям со двора!». Родители невесты уговаривали посидеть еще, гости не соглашались и, помолясь Богу, уходили.


Между запоем и свадьбой

Через некоторое время отец жениха назначал день свадьбы. По возможности его приурочивали к престольным праздникам местных храмов.

От запоя до свадьбы больше никаких угощений не делали. Лишь в благополучные урожайные годы иногда организовывалось еще одно угощение, подобное запою. Оно называлось «лады».

У невесты до самого дня свадьбы собирались ее подруги, помогали ей шить приданое, пели песни, а она угощала их разными лакомствами, обедом и ужином.

Все угощения на свадьбу готовились со стороны жениха.


Ответный визит

Накануне свадьбы отец жениха посылал двух-трех человек из своих родных, на телегах или санях, запряженных лошадьми с бубенчиками и украшенных лентами, в дом невесты – просить в гости к жениху. На присланных лошадях вся невестина родня отправлялась в дом жениха. Это называлось «ехать пить».

Родители невесты брали с собой каравай хлеба и «стопу соли». Встречали их отец и мать жениха, принимали привезенные хлеб-соль со словами: «Ну, сватьюшки, дай на Бог хлеб-соль водить».

У жениха дома стол был уже накрыт, и перед каждым лежал ломоть хлеба. Родных невесты усаживали в передний угол, женихова родня не садилась. Молча посидев немного, все вставали, зажигали перед иконой свечку и молились Богу.

Потом отец невесты говорил отцу жениха: «Ну, сватушка, давай за расчет», и последний отдавал деньги, обещанные при сватовстве за наряд невесты. Часть этих денег невестин отец возвращал со словами: «Сватушка, это зятю на шапку».

После этого сват-сходатай начинал всех по очереди угощать вином – в том же порядке, что на запое, только начиная с отца невесты. Тот тоже многократно отказывался от вина, пока не была перепотчевана вся женихова родня.

Затем все садились за стол. Подавался полный обед с горячим, но без курника.

После обеда невестин отец говорил: «Ну, сватьюшки, покажите-ка нам ваш товар». Кто-либо из родных жениха приводил его из другой избы. Жених, как и невеста на запое, тоже с земными поклонами угощал всех вином.

Когда он потчевал свою будущую тещу, та одаривала его кушаком, перчатками и шейным платком; все эти вещи тут же надевались на жениха.

Пот ом невестина родня начинала собираться домой; по свидетельству Глеба Соколова, «это уже бывает всегда на рассвете другого дня», то есть утром дня свадьбы.


* * *

Проводив родню невесты, отец жениха приглашал в дом священника – служить для жениха молебен. После молебна в доме жениха пекли три каравая, готовили свадебный поезд, благословляли жениха, и после совершения необходимых обрядов свадебный поезд оправлялся за невестой – везти молодых к венцу...

О том, как это происходило, мы расскажем в ближайших номерах нашей газеты.

Наталия КИРИЛЕНКО.


Опубликовано в газете «Тула» 6 июня 2018 г.


На фото:

Николай Петров (1834-1876). Смотрины невесты. 1861. Государственный Русский музей (Санкт-Петербург).




Возврат к списку


Написать в редакцию